Предыдущее посещение: Текущее время: 16 ноя 2018, 21:44






Правила форума


В этом разделе каждый человек, чувствующий в себе силы и имеющий желание, может написать авторскую статью. :declare:

Мы не ограничиванием наших авторов в тематике, но предпочтение всё же отдаем футбольным вопросам)). :football:

Если у автора имеется три свои статьи в разделе, он вправе напрямую обратиться к администрации форума с просьбой о выделении для него собственной колонки. :yes:



Начать новую тему Эта тема закрыта, вы не можете редактировать и оставлять сообщения в ней.  [ Сообщений: 2 ] 
Автор Сообщение
 Как меня пытались отчислить
Сообщение Добавлено: 27 апр 2013, 12:42 
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 16 июл 2010, 22:14
Сообщений : 1439
Вообще-то здесь должен был быть отчет о выезде в Одессу.
Но у меня припасено кое-что более интересное.
Хотя – кому как. На вкус и цвет, как говорится.


***
Илья все таки победил. Его доводы оказались сильней моих, и таки да, я отправился на прием к психотерапевту. Я даже не волновался. Никакой злобной медсестры, которая носила бы свой белый халат с достоинством эссэсовского мундира – все в порядке. Я не псих, и тем более не Рэндал Патрик Макмерфи. Хотя…

Ладно. Я просто не выспался. Доктор попросил меня рассказать ему все по порядку, с самого начала. Я ожидал некоторых вопросов, но никакого ощущения, вроде того, когда тебя допрашивают, не почувствовал.

Мы беседовали около часа. Долговато. Я то ожидал покончить со всем этим по быстрей. Но мне под конец и самому стало любопытно, что он скажет в конце. Услышал то, что и ожидал услышать.

-У тебя обычное переутомление. Ты слишком много переживал. И что тебе так далась твоя учеба? Свет клином не сошелся на ней. Она закончилась, говоришь? Вот видишь! Ты даже лучше стал выглядеть! Короче, больше отдыхай, дружок!

Нихрена себе. Никаких заумных слов, никаких мудреных терминов, за применение которых, я обычно штрафую на своей работе людей. Ничего и близко такого не было. Еще и дружком назвал. Благодетель, черт бы его побрал!

Обычное переутомление…Прикольно. Интересно, а все ли люди, которые слышали подобные заключения от своих психотерапевтов, до этого пытались свести счеты со своей жизнью?

Переживал…Да, переживал! Когда у тебя на хвосте военкомат, перечеркнутые перспективы, дохуя пересдач, тебя едва ли не открыто провоцируют преподаватели, ты можешь не переживать?

Да, сессия закончилась. Я ее даже сдал. Почти всю. Кроме одного предмета, который я во времена и получше не мог сдать. Ну да ладно. Минус на минус дают плюс, так что скоро я обязательно сдам и его.

И да, надо отдыхать. Писать курсовую, опять лопатить подшивки «Красного Крыма» и выискивать каждую строчку, в которой хоть что-нибудь сказано о мерах по укреплению здоровья трудящихся. 30-е годы, блин. Парады беломаечников на Красной площади. Единственное красочное зрелище, которое можно проводить там.

Ладно. Разберусь как-нибудь.

И я обещал рассказать кое-что интересное.

***
Понедельник. Я возвращаюсь домой из касс. До дома осталось всего-ничего, и тут у меня звонит телефон. Мама, стало быть.
- Да, мам.
- Ты сейчас во дворе?
- Еще нет. А что?
- Да ничего…Просто тут под нашим подъездом стоят какие-то ребята. По-моему, они ждут тебя.
- Хм. Но у меня не запланировано на сегодня никаких встреч и никаких приемов... А сколько их, мам?
- Человек пять. Твоих друзей среди них нет точно.
- Хорошо.

Конец звонка.

Хм…

Моя мама, конечно, вправе не знать поголовно всех моих друзей, знакомых, т.д. и т.п. Но все-таки…Интересно, кто это может быть?

И зачем их так много?

Хотя, в принципе, я догадываюсь. Догадываюсь, что в лапту мы с ними играть не будем, костер разжигать тоже, и петь хором песни тоже не получится. Эта публика, вероятно, собралась по другому поводу.

Спасибо, мам, что предупредила.

Домой идти не захотелось. Захотелось зайти в магазин, вслух размышлять на тему «живчик яблочный или грушевый», взять вместо него сигареты, и только потом пойти домой.

По необычному маршруту.

Хе-хе, но ведь все дороги ведут к моему подъезду!

Пришлось признать, что это умозаключение работает только на выездах. В мирской жизни оно малосъедобное.

Захожу в свой двор. Оглядываюсь по сторонам. Да, прохладненько сегодня! Поднимаю воротник. Хоть до моего подъезда и идти-то полминуты улиткиными переходами, но тем не менее.

Мне еще простудиться за неделю до выезда не хватало.

Хм. А во дворе уже пусто. Ни души. Благодать. И потеплело!
***

Естественно, дома я устроил что-то наподобие допроса.

Допрос был хреновым. Неинформативным, стало быть.

Кто ждал? Почему подумали, что ждали именно меня? Когда ушли?

Эти вопросы так и повисли в воздухе.

А про этот случай я забыл.

В тот же вечер.

Но потом, через пару недель сущего пиздеца, в голову закралась мыслишка, что лучше бы мне в тот вечер было бы все-таки приболеть.

От простуды или от заботливых пинков поджидавшей меня делегации.

***

Как многим из Вас известно, я - студент. Заочник. Исторического факультета Таврического Национального Университета. Возможно, для кого-то из Вас такое признание будет необычным. В силу своих увлечений, любви к команде, которая базируется в 800 километрах от моего города, такие "палевные" данные от меня исходили крайне редко. По крайней мере здесь, на форуме, администрации которого я приношу свои искренние извинения за весь тот помет, который остался здесь после одного моего ночного пребывания тут.

Так вот. Началась сессия. И с самого ее начала у меня появилось ощущение, будто что-то идет..ну, как бы не так, как обычно. В общении со многими одногрупниками я заметил какую-то отстраненность. Говорили они большей частью непонятно, какими-то загадками. Я с самого начала не мог ни хрена понять. Что это было? Я не знаю. Шел всего лишь второй день сессии и я списал все это на привычную нервозность, раскачку, и поспешил уверить себя, что скоро все наладится.

Это еще были только цветочки.

В момент оказалось, что университет – оплот живого противоречия здравому смыслу. На парах преподаватели несут несусветную чушь. Знаю, что так говорят многие студенты-недоучки, но тут другой случай. Абсолютно. Не нужно обладать кандидатской или профессорской степенью, чтобы понять, что тот «фактаж», которым тебя пичкают на парах – имеет крайне отдаленное отношение к названию изучаемого предмета.

Обидно. Ты стремишься на стольких немногих парах получить хоть немного нормально донесенной информации, а вместо этого получаешь боль в животе и досадное ощущение того, что лучше бы ты остался дома. Или в библиотеке.

Я начал мечтать о самообразовании, которое раньше не очень-то и жаловал.

В таком темпе прошло 2 дня. Я списал это на массовое помутнение рассудка.
Но, как показали дальнейшие события, это было только началом.

Приведу несколько примеров.


Когда я выходил курить во время пар, меня постоянно сопровождало несколько человек. Крепкого телосложения, сами не курили. Присматривали за мной. Время от времени у кого-то из них звонил телефон, он отходил, что-то рассказывал. Все это время смотрел за мной.
Когда я заканчивал курить – они молча шли за мной.

Как это объяснить – я не знаю.

Имел место быть и такой случай.
Как-то я разговорился с одним знакомым. Он учится на философском факультете, знаю его я недавно. Он начал мне рассказывать мой распорядок дня. Что-то начал рассказывать про какие-то военно-полевые игры. Еще и усмехался, сволочь. Полевые игры тут при том, что незадолго до всего этого я как раз собирался поехать на одну такую.

От всего этого я был в бешенстве.

Естественно, я не разбил ему сразу лицо. Выдержки хватило еще на несколько минут беседы, добродушную улыбку, и сдержанное прощание.

От всего этого голова шла кругом.

Стало быть – мой распорядок дня, в какой-то степени мой круг общения кому-то известен.

Кому это нужно или может быть выгодно – я не имел ни малейшего понятия.

Я срывался по любому пустяку.

Начинал откровенно хамить людям, своим друзьям.

Это было весьма и весьма по-свински с моей стороны, но – не люблю этого выражения – войдите в положение.

За вами следят, вас постоянно провоцируют на конфликт – не «рехнуться» в такой ситуации, значит обладать просто колоссальным запасом терпения и нервов.

У меня их не было.

От всей этой несдержанности страдали мои самые близкие люди.

А я ничего не мог нормально объяснить.

Из-за всего этого началась бессонница.

Я и раньше не отличался крепким сном, но сейчас вообще – за 4 дня я спал не более 8 часов.

А мое увлечение кофейными напитками и энергетиками достигло просто апологичных масштабов. 6 или 7 чашек крепко сваренного кофе за вечер – стало нормой.

Четверг, 28 марта, наверное самый жуткий день в этом дневнике.

Чумного месяца, епт.

Днем созванивался с кэпом. Градус неадеквата в моем голосе достиг своего предела. Я нес ему всякую пургу. Кэп был реально встревожен. Не знаю, что он подумал, но не думаю, что это было чем-то хорошим.

Да, у моих друзей за все это время наверняка накопилось немало вопросов.
Ну, думаю, что в какой-то степени этот материал их объяснит. Но не оправдает!


В общем, вечером четверга я находился в полнейшем неведении касательно своего будущего. Я ужасно устал, в голову неоднократно приходила мысль, ужасная мысль, бросить это все к е*еням. Уйти добровольно.

Понимал, что делать этого нельзя ни в коем случае. Мне бы этого не простил никто.

Сжигал свои бумаги, уничтожал некоторые записи. В огонь отправилось несколько записных книжек, огню были преданы некоторые дневниковые записи.

Расставлял оставшиеся бумаги на своем столе с прицелом на то, что бы максимально облегчить работу тому человеку, который будет их потом разбирать.

Все телефоны я отключил.

Зашел на форум. Да, помета я оставил чуть больше, чем до хрена. Приношу свои искренние извинения администрации, готов искупить свою вину кровью.

Скажу одно – те записи, которые я оставил в теме Ильи, имели все шансы стать чем-то вроде предсмертных записок.

Но – не стали.

Извиняюсь перед всеми теми, кому я в ту ночь (и утро после) писал что-либо.
Не ищите в тех посланиях смысла – его там нет. Поверьте на слово.

Пятница.
Казалось бы – сиди дома. Ложись спать, удот!
Ну, или учитывая местную специфику, спрячься под стол и сиди там.
Устрой себе гнездо параноика.

Не, я на пары пойду.

***

Я очень устал, у меня болела голова, и я никак не мог привыкнуть к рассказам посвященным автобусам и контролерам, вместо истории стран Западной Европы в новейшее время. Близился перерыв, и я решил не пойти на следующую пару. Должен был быть этот же предмет, но я решил интереса ради сходить на пару дневного отделения.

Узнав по расписанию в каком кабинете состоится пара, я поднялся на соответствующий этаж. Зашел в кабинет. До начала пары оставалось около 10 минут. Я вошел в аудиторию и занял место около двери.

Контингент «населяющий» аудиторию заслуживает отдельного упоминания о нем.
С какой-то радости все студенты мужского пола были одеты в костюмы камуфляжной расцветки. На ногах – ботинки. Складывалось впечатление, что они только вернулись из похода. У всех студентов из сумок торчала студенческая газета, выпускаемая факультетом. «Исторический листок», или вроде того.

Когда я вошел, на меня сразу обратили внимание. Я не счел нужным ничего объяснять и просто уселся за парту. Но на меня посыпалось множество вопросов – из какой я группы, и какая у меня фамилия.

Я не вижу в этом ничего плохого. В конце концов, в любой группе присутствует ушлый староста, которому интересно все на свете. Я не видел ничего плохого в том, чтобы спокойно дать эти данные. Но мне задавали эти вопросы на протяжении всего перерыва. Внезапно всем стало интересно – какая же у него фамилия.

Те, которые узнавали мою фамилию с каким-то задумчивым видом выходили из аудитории и возвращались через несколько минут. Причем делалось это в каком-то странном порядке – все выходили только по одиночке, и только после того, как узнавали мою фамилию.

Мне стало неудобно себя чувствовать.

Я ничего не понимал.

Потом пришел преподаватель. Оказалось, что пара будет посвящена вопросам иудаизма. Ну что ж, иудаизм, так иудаизм. Тема для меня неизведанная, посему обещавшая быть интересной.

Да, было забавно. Преподаватель нарисовал на доске несколько изображений луны (?), а потом достал какую-то толсую книгу и начал читать. Еще он постоянно извинялся, и говорил чтобы все отнеслись к этому материалу лишь как к ознакомительному, но н в коем случае не считали его, преподавателя, проводником в веру или, еще хуже, каким-то агитатором.

Он начал читать какое-то церковное писание. Причем делал это с выражением.

Большинство людей смотрело на него с плохо скрываемым удивлением, я же хотел выть от боли. Головной, разумеется. У меня медленно, но верно закипали мозги. Он просто читал, не делал практически никаких пояснений. Странное дело, но никто и не пытался конспектировать материал.

У меня очень сильно болела голова. Я с трудом дождался окончания пары, а потом поехал домой. Чувствовал себя смертельно уставшим.

Сразу завалился спать и проснулся только на следующий день.

***

В субботу у меня было отличное настроение. Еще бы – хорошая погода, выходной, а через несколько часов – начнется выезд! Нет, все таки никто не в состоянии отнять у меня или отравить мне этот вечный праздник жизни. Пикантности добавляло еще и то обстоятельство, что меня подмывал интерес – а поедет ли за мной в Одессу весь погорелый театр?

Оказывается, что поехал.


Еще когда ехал, решил для себя – если замечу что-то неладное, какое-то подобие слежки, любое чрезмерное внимание к себе – рву когти. Это – не проявление черной неблагодарности или наплевательское отношение к людям, которых я вправе считать своими друзьями. Я не знал, насколько далеко зайдут намеренья у этого «погорелого театра», и поэтому решил – «посторонние» страдать из-за меня не должны. В конце концов, мое не совсем типичное поведение можно пережить гораздо проще, чем, например, синяки на своем лице. Образно говоря.

В таких ситуациях не надо ничего объяснять. Я сознательно ни с кем не делился своими соображениями, тем более мне и без того вряд ли бы поверили. А усугублять у своих товарищей веру в то, что я «тронулся», не хотелось.

Уж если получать по щщам, то одному.

Мы встретились с А. в назначенное время и отправились на перрон. Сразу, как только мы отправились, А. начал меня расспрашивать – что, собственно, стряслось?
Я каюсь. Сейчас. В злополучный четверг я наговорил этому замечательному человеку множество нелицеприятных вещей, за которые мне стыдно до сих пор. Этот человек никоим образом не заслуживал и не заслуживает такого отношения. Даже с моей стороны.

Я вкратце обрисовал ему положение. О некоторых деталях я сознательно решил не упоминать. Все-таки ни для кого не будет откровением тот факт, что плацкартный вагон – не самое лучшее место для подобных рассказов. Еще и с рассказчиком в главной роли.

Выходим в тамбур.
Я говорю
-Я так больше не могу. Я задолбался.
-Быть может, это розыгрыш?
А. рассказал мне один случай из собственной практики. Недавний. Как-то он с другом гулял по своему населенному пункту. Дело было вечером. Они заметили, что за ними ездит машина. С включенными фарами. Не проезжает мимо, нет, а именно преследует них. Они вдвоем около получаса пытались «замести следы», прокладывали себе дорогу через всякие проулки, подворотни, короче, всякие е*еня. А машина продолжала ездить за ними.

Оказалось, что это был розыгрыш от одного их общего друга.

Даааа.
Хорошая версия.
Только что-то в моем случае «прикол» что-то не смешной какой-то, неостроумный, что ли.
Я этого шутника инвалидом бы сделал.

Мда уж.

Я не был уверен ни в чем. Абсолютно. Я был уверен в А., но окружавшие люди уверенности не внушали вовсе. Для каких-либо разговоров выходили в тамбур. А так, почти всю дорогу, ехали молча.

А на мысль, что все-таки в Одессе что-то будет меня натолкнул следующий случай..

Я стоял в тамбуре и курил. Возле двери стоял проводник. Он абсолютно адекватно относился к курению в абщественном месте, якобы запрещенном, все было в порядке. Из нашего вагона выходит какой-то мужчина, и начинает что-то доказывать проводнику. Проводник стоял возле открытой двери. Из вагона. Поезд уже ехал и набрал приличную скорость (на такой в вагон не запрыгнешь), а дверь все еще была закрыта. Мужик начинает что-то с жаром доказывать проводнику. Проводник представлял собой какое-то меланхолическое существо, с грустным лицом. А еще у него из телефона играла музыка. Творчество коллектива, известное мне на зубок. Летов. Гражданская оборона.

Мужик начинает что-то загонять проводнику на предмет продажи пива в вагоне, мол, почему не продается. Тот начинает ему что-то тоже доказывать. В пылу спора они уже даже толкаются. Маленькая деталь – все это возле ОТКРЫТОЙ двери!

Не желая становиться свидетелем непреднамеренного убийства, говорю.

-Я извиняюсь, но у вас открыта дверь.

Спор прекращается. Ко мне поворачивается мужик и говорит:

-А это ты не спал неделю подряд? Сейчас закроем! Иди!

Нихуя себе.
Сказать, что я был удивлен – не сказать ничего.
Спешно тушу окурок и выбрасываю его.
Возвращаюсь в свой сегмент.
Я ни черта не понимал.

Этот случай потом вызвал настоящий спор у меня с одним товарищем. Он говорил, что мне показалось. Или у мужика просто, сорвалось с языка то, что первое пришло в голову.

Не знаю, кому и что в таких ситуациях первым является в голову, но лично у меня, в моем случае, это фраза «Иди [censored]!»

Потом мы стояли с А. возле тамбура и негромко разговаривали. О своем. Я пытался найти хоть какое-то разумное объяснение всему этому. Мимо нас прошел тот самый мужик. Он как-то странно посмотрел на нас и ушел.

Я чувствовал себя совершенно сбитым с толку. Был мощнейший соблазн сойти с поезда прямо сейчас.

Мы отправились спать.

Просыпаюсь уже через несколько часов. Мы подъезжали к Одессе.

Встретили на выходе из вагона Таню. Я был очень рад встрече. Но я изо всех сил пытался выглядеть спокойным. Честно – получалось с трудом.

Мы вышли из поезда, и втроем отправились в город. Узнали у кого-то из ранних прохожих, где находится мак, и направились к нему.

Присели там и спокойно отдышались.

На часах – около 7 утра. Людей в маке – мало. Жидов – вроде не было.

Жидов не было, зато был один какой-то странный тип.

Почему странный – потому, что смотрел постоянно на меня и постоянно строчил что-то в телефон.

Я насторожился.

Сразу понял, что это по мою душу.

Закралась мысль, что уж теперь, во враждебном городе, возможности у моих недругов очень хорошие.

Здесь получить пизды мне несравненно легче, чем где бы то ни было.

Надо было что-то предпринимать.

Сделать какой-то выбор.

Я его сделал.

По совету своего шефа, который предоставил мне обширную консультацию на тему поведения в таких ситуациях, я решил быть офигенно непоследовательным.

Бузить. Корчить неадеквата.

И вы знаете, я преуспел.

Когда вы собираетесь вжиться в такую модель поведения, которая носила бы чисто деструктивный характер, то вам очень важно иметь перед глазами какой-то пример.
Пример, который бы звал вас на подвиг. И еще очень важное – чтобы ваше поведение приняли за чистую монету, все глупости вы должны делать с обязательно строгим, спокойным лицом. Это очень трудно, но тут уж ничего не поделаешь. У меня получилось. Сейчас я расскажу, как добился желаемого эффекта.

Насчет примера у меня все было туговато. Казалось бы, ну как можно корчить из себя неадеквата? Психа, если другими словами? Симулировать припадок эпилепсии? Трудно. Если не занимался этим раньше, то ничего у тебя не получится. Будет какая-то жалкая пародия. Начать драку? Вариант! Но с кем? Да и желания сидеть потом в милицейском бобике и объяснять причины, которые побудили меня на это (подозреваю, что это было бы сделать сложней, чем вызвать припадок эпилепсии), у меня не было. У моих спутников, подозреваю, тоже.

Вздохнув, начал действовать.

Если вкратце
-пытался прорваться на кухню. Вспомнил мультик про Бивиса и Батхэда. Меня не пустили. Попытки прорваться предпринимались неоднократно, но всегда они были безуспешными;

-копировал поведение Хрущева на ассамблее ООН. Кузькину мать никому не обещал, но кроссовком постучал по столу основательно;

-потом мое внимание привлек к себе кубок, который стоял в одной из витрин. Попытки открыть стеклянную дверь руками успехом не увенчались, а мои ключи, как назло, к замку не подходили;

-заходим в санузел. Не беспокойтесь. Увидел график уборки. Там была графа для подписей. Достал ручку и расписался во всех 20 графах;

-вспомнил один из своих любимых фильмов. «Заводной апельсин». Нет, я не собирался делать никакого tolchka никакой staroy ptice, не собирался также и поднимать всех своих путников на грабеж и изнасилование какого-нибудь писателя-анархиста. Но для моей следующей задумки требовался один ингредиент, за которым я незамедлительно отправился в магазин, который был расположен возле мака.

Тип пошел за мной.

Захожу в магазин, покупаю, внимание, бутылку молока. Да, старое-доброе молоко плюс! Возвращаюсь в мак, достаю бутылку из рюкзака, с невозмутимым видом делаю глоток, предлагаю отпить сего напитка и своим друзьям. Те уже весьма и весьма окосевшие от моих поступков. Если сначала они вызывали улыбку, а то и смех, то теперь, видимо, они уже всерьез были обеспокоены моим поведением. Я заботливо подливаю молока кому-то в кофе, и тут я вспомнил!

Блин, ведь в мак со своим нельзя! О, ужас!

Иду с рюкзаком и стаканом кофе в санузел. Забавно, но на графике уже кто-то расписался возле моих подписей. Только 2 раза, правда, но тем не менее.

Так вот. Наливаю молока себе в стакан, остальное молоко сую обратно в рюкзак.

Возвращаюсь к столику.

Странное дело, но все выглядят невозмутимо.

Мое внимание на этот раз привлек, барабанная дробь, огнетушитель!

Вспомнился Тони Адамс, который поливал в пиццерии из огнетушителя болельщиков Тоттенхэма.

Хорошая идея!

Но огнетушитель упорно не хотел сидеть в моих руках, плотно сидел в своем гнезде, поэтому это благое начинание так и осталось в задумках.

Мы уходили из мака. Пришли на вокзал. Зачем – хз. Я заметил машину, в которой был тот самый тип из мака. Он смотрел на меня.

Теперь уже точно у меня не осталось никаких сомнений в том, что меня «пасут».

Отделяюсь от своих и иду на трамвайную остановку. Сажусь в трамвай и уезжаю.

В дороге зазвонил телефон. Звонил А. и спрашивал, где я нахожусь.

Я сказал, что поехал в центр.

В конце-концов, мне было плевать куда я еду, главным было сбросить хвост.

Выхожу неподалеку от парка Победы.

Внимательно осматриваю окрестности – все тихо. Людей нет. Преследования, тоже.

Уселся на скамейку и закурил.

Да, уж.

Попали вы, молодой человек, в одну глубокую яму.

Ту, в которой слизкие края, и из которой очень сложно выбраться.

Имя яме – жопа!

Посидев около 10 минут решил поехать в центр. Созвонился с А..Он сказал, что они сейчас возле Дерибасовской. Сажусь в маршрутку и еду туда.

Оказалось, что она едет в другую сторону.

Бывает. Доезжаю до конечной, оказывается, что до нее от парка Победы было 5 минут езды, пересаживаюсь в другую и еду уже на Дерибасовскую.

Хе-хе. Не все так просто.

Где-то на подъезде в нее село несколько жидов.

Уж кого-кого, а любителей футбола я определю легко.

Выхожу на ближайшей остановке и направляюсь в мак. Жиды вышли за мной.

Блииин! Я уже и забыл, что я на выезде в городе, где очень нетерпимо относятся к таким людям, как я.

Хе-хе.

Покупаю мороженое и иду к остановке.

Молодые люди держатся на расстоянии, но явно палят меня.

А видок у меня – сразу понятно, что я на футбол приехал.

Рюкзак. Капюшон. Голубые джинсы. Балансы на ногах.

Мда уж.

Из огня да в полумя.

Смотрю – стоит такси.

Подхожу к водителю:

-Шеф, сколько до Дерибасовской?

-Дерибасовская – пешеходня зона, вообще-то.

-Хорошо, а поблизости где-то меня можно будет высадить?

-Без проблем.

-Сколько?

-15 гривен.

Хм. Дешево. Сажусь и через 10 минут я уже на Дерибасовской.

Созваниваюсь снова с А.. Он говорит, что они в пузатой хате. Ищем пузатую хату.

Она в каком-то торговом центре.

Иду, постоянно оглядываюсь по сторонам. Уже не до шпионских игр, тут уже вопрос здравого смысла, в существовании которого у меня, подозреваю, уже многие усомнились.

Центральная часть города в дни матчей (а тем более таких!) всегда играет роль какого-то притягательного магнита для хулиганья и просто апасных типов всех мастей и расцветок. Вопрос здравого смысла, повторюсь.

После непродолжительных поисков торговый центр был найден. Но своих я там не нашел. Я перекусил и отправился на дальнейшие поиски.

Позвонил А. и сказал, что он с Олей и Тиной в парке неподалеку от стадиона.

Узнал дорогу туда, и после получаса неспешной ходьбы – я уже там.

Видок у меня и в самом деле был затравленным.

Я был очень рад видеть своих друзей. Но я никак не мог позволить себе проявления какого-либо рода эмоций.

Поймите.

Встретили по дороге небольшой моб. По-моему, жиды.

Человек 7-8. Один из них громко кричал своим «еще одна сходка, пацаны!»

Мда. Мы в Одессе, друзья.

Наши уже были на марше.

Через 15 минут мы уже заходили на сектор.

Касательно моих похождений на стадионе – их было немало.

Ограничусь коротким перечислением мест, в которых я побывал.
-крыша стадиона;
-комментаторская кабинка;
-вип-ложа;
-ложа прессы;

Да, в это трудно поверить, но я был на крыше стадиона жидоморца.

Когда А. в телефонном звонке от меня узнал, что я на крыше, держу пари, он решил что крыша поехала. У меня, разумеется.

Похождения на стадионе заслуживают отдельного описания. Извините, но давайте-ка я поделюсь оным с вами в другой раз.

Касательно того, что было на стадионе – пи*дец!
Я вообще.
Проход местной кузьмы напротив гостевого сектора – это нечто.
Шиза – хорошо. Мне понравилось.

Дальнейшие свои похождения в Одессе, после мячика не представляют особого интереса. Скажу только, что везде я ходил один и посеял свой телефон.

В плане потери связи – конечно, это удар.
Из-за этого один хороший человек лишился вписки на следующий день.
Я в неоплатном долгу перед ним.

Когда мы ехали обратно, А. не проронил ни одного слова.

Эх, если бы я мог как-то это все объяснить.

По приезду он мне заявил, что пока у меня все не устаканится, о совместных выездах лучше забыть.

Дельная мысль. Я бы с самим собой тоже на выезд не поехал бы сейчас.

***
Следующая неделя – сплошной «туман», если можно так выразиться.

На парах я старался появляться как можно реже.
Все чаще ссылался на плохое самочувствие.
Приходил только на зачеты и экзамены.
Странное дело – сдавал их!
Стало быть, крыша не поехала.

И думал. Постоянно. Над одним и тем же вопросом – что это и кому это нужно?

И я догадался.

***
Так получилось, что в силу своего характера я нажил себе в университете врага. Я бы даже сказал, могущественного. В любом случае, могущественней меня. Я не буду называть его имени, скажу только то, что у него польская фамилия. Он кандидат исторических наук, автор нескольких научных работ, которые касаются каких-то татарских деятелей. Преподает он историю Украины, но преподавание предмета оставляет желать лучшего – часто позволяет себе давать ехидные оценки некоторым историческим событиям. Часто является на пары в пьяном виде – ни разу не заснул, конечно, но разило основательно. Любит брать взятки. Через вторые руки, разумеется.

У меня с ним сразу не заладились отношения. До открытого «выяснения отношений» дела не доходили, но он отыгрывался заочно. Кто-то настучал ему, что я думаю о владельцах польских фамилий, которые что-то вякают на тему самоидентификации украинского народа. Я тогда не придал этому особого значения. На экзамене завалить меня у него не получилось. Я получил твердую пятерку. Но на прощанье он мне тогда сказал:

-Зря ты тогда говорил это.

Теперь я все понимаю.

Вспомнился мне и такой случай. Форумчане, а вы должны его помнить!

***

13 февраля 2013 года. Если можно так выразиться, то день пустоты. А еще день лютого похмелья!:D Днем ранее я отметил свой 20 день рожденья, о чем свидетельствуют срач в квартире, отсутствие родителей, которые пожелали не видеть весь этот срач, и Кисель с А., верней, то, что от них осталось:D
Да, похмелье не щадит ни кого.

Мне тоже хреново. Даже очень. На часах 11 утра. Или дня…Лично мне в таких случаях больше нравится говорить, что утра. Появляется ощущение, что у тебя в запасе еще целый день. Не так больно за бесцельно прожитые часы. Но сейчас этих часов у меня осталось очень мало. Нужно:

а). Убрать весь срач;
б). привести в порядок А. и Киселя;
в). проветрить квартиру;
г). почистить, с*ка, ненавижу, ковер! :D: ;
д). ГЛАВНОЕ – собрать чемодан;
е). ЕЩЕ ГЛАВНЕЙ - успеть на поезд, который отвезет меня на игру «Динамо» с «Бордо»!

При составлении всего этого плана действий я не раз сбивался, путался в мыслях, и искренне жалел, что у человеческих особей одна рука насчитывает всего лишь 5 пальцев. Я постоянно забывал загибать пальцы на своих конечностях, и в итоге получалось, что к приходу моих родителей либо:

а). Их будет ждать срач, но меня уже не будет дома;
б). Их будет ждать вылизанная квартира, меня уже не будет дома, но в квартире останутся останки А. и Киселя, которые, я уверен, своим состоянием и внешним видом бы портили всю ухоженность моего порядка;
в). Такой вариант – вылизанная квартира, А. и Кисель, опохмеленные, исчезают по своим делам, а я лишь с кенгуру в кармане, но без чемодана отправляюсь в Киев;
г). Самый худший вариант (я даже не стал просчитывать его) – все в полнейшем порядке, ковер, и тот, сука, вычищен, полнейший порядок в квартире вызывает отвращение своей музейностью, А. с Киселем выставлены за дверь, дорожный чемодан стоит возле стула в прихожей, но когда я являюсь на вокзал, то с ужасом обнаруживаю, что..

Осознав всю бесполезность и безалаберность подобный подсчетов, я решил бросить занятия теорией, и перейти к практике.

***
Да, трудный выдался денек. Грязная, в винных пятнах скатерть, некормленый и собирающийся устроить бунт кот, горы посуды, выскользнувшая из моих рук тарелка своим полетом к полу вдохновила меня на подвиги в стиле Саши Тодича в приснопамятном матче 2006 года между Таврией и Динамо, который, напомню, стоил нам чемпионства.
Но тарелка была обычной, даже отдаленно не напоминавшей серебряную салатницу, но плечо после ее ловли у меня болело. Ладно, пройдет, кость не задета! :D:

Моя предусмотрительность презирала меня, а я ее втихаря ненавидел – запасы минералки исчерпали себя еще утром.

Но все таки я сделал все. Я перемыл горы посуды, вычистил ковер, который, сука, задавал тон всей комнате, накормил кота (а потом депортировал его на балкон), привел в порядок Киселя (А., как всегда, отличился своей способностью самовосстановления, и подобно птичке Фениксу погнал на поезд – он уходил у него днем, у меня – вечером), и даже собрал себе саквояж!

Я стоял посередине всего порядка, который был порождением моих рук, и охреневал от чувства собственной значительности. От этих приятных мыслей меня оторвал телефонный звонок.

Зазвонил домашний телефон. Я поднял трубку.

-Алло
-Добрый вечер, могу ли я поговорить с таким-то таким-то?
-Это я, но я тороплюсь. С кем я разговариваю?
-Это, Ваня, твой методист.
-Ааа…Ну, здравствуйте.
-И тебе не болеть. Ты знаешь, сколько у тебя хвостов?
-Эмм…Хм…Конечно!
-И когда ты собираешься их сдавать?
-Как только я вернусь из командировки. Я уезжаю в Киев. По работе.
-Что-то очень частые у тебя командировки. Все о работе думаешь. А пересдачи сдавать, кто будет?
-Их буду сдавать я. Но я сейчас очень тороплюсь. Поэтому если у Вас что-то действительно срочное, то говорите прямо сейчас. У меня через полчаса отходит поезд.
-Боюсь, что он уйдет без тебя…
-Это как?
-А очень просто. Тебе назначена на завтра пересдача.
-Я не могу.
-Ну, тогда мне нечем помочь тебе. Мы переводим на следующий курс только с 2 пересдачами, а у тебя их, напомню, 7.
-Э, вообще-то 6. А по всем остальным идет подготовка, чтобы сдать их получше, чем в прошлый раз, хе-хе.
-Отрадно слышать это от тебя.
-Вот видите!
-Видим. В общем, завтра, в крайнем случае, в пятницу, ты должен сдать этнографию Украины. Экзамен, если что.
-Я планирую сдать этот экзамен на следующей неделе.
-Нет. Ты будешь сдавать его завтра.

И положили трубку.

Я получил шикарный подарок на свое 20-летие.

***
Я сопоставил все факты.
Оказывается, все началось гораздо раньше…
А сейчас так, пик.
Этот человек очень хотел добиться моего исключения. Быть может, хочет и сейчас. Но это весьма непростое дело – отчислить студента, у которого не очень много задолженностей по учебе (есть и такие граждане, у которых их в два раза больше). Пьяным на пары я не являлся (в отличие от этого многоуважаемого кандидата наук). Но я просто ему не нравился. Я допускаю и такую мысль, что моего отчисления он добивался из-за того, что не хотел того, чтобы я распространял про него слухи, связанные с тем, как он берет «на лапу». Все-таки, политические взгляды всегда взглядами остаются, но мне кажется подоплека всех этих событий именно таковой. Ведь это может весьма негативно сказаться на его карьере, научной деятельности.


Что остается делать в таких условиях?

Провоцировать. Если человека довести до «черты», он может легко сорваться по малейшему поводу. Как вариант – устроить драку. Пусть даже самую маленькую, совсем малюсенькую потасовку, но, обязательно, под стенами деканата. Или кафедры. На глазах у «сильных мира сего». Повод к отчислению – почему бы и нет?

Еще такой вариант – завалить большим объемом заданий. Который в три раза больше, чем у остальных одногрупников. Совершенно идиотские задания, например, по Истории Украины в XX веке. Мне выдали 80 вопросов посвященным, хе-хе, особенностям украинского национализма.

Это судьба. :D:

И в самом деле. В его глазах я вполне заслуживал платка, накинутого на рот.

***
Я сделал для себя один важный вывод.
Да, сейчас мне не позавидуешь. Ситуация – отстой. Полный. Надежда на окончание репрессий – нулевая. Я отлично высыпаюсь, сдаю нормально предметы, так что вариант с галлюцинациями отпадает.
Это – не галлюцинации. И не помутнение рассудка.
Это – репрессии.
Давление. И, как человек, который иногда занимается такими вопросами на работе, должен сказать – давление очень и очень качественное.
От него есть противоядие.
Когда-то, в 17 веке, в Лондоне, в разгар эпидемии чумы ходила пословица – «лучшее лекарство от чумы – это бежать от нее подальше».
Век на дворе не 17, чумы, вроде, тоже не наблюдается, но вариант с бегством – скажу честно, рассматривался.
Я не уехал. Хотя у меня был вариант уехать на север Крыма, в одно захолустье (нет, не Джанкой!), отсидеться там недельки две-три, но я этим шансом не воспользовался.
Я не убегаю от проблем.
Решил остаться в Симферополе.

Но зачем оставаться? Чтобы и дальше оставаться мишенью?
Нет, нет, и еще раз нет.
Мы решили сражаться.

Нужно было что-то предпринимать.

И у меня в голове родилась одна идея.

Как мне было известно, в этом году в моем университете должны были пройти некие торжества, посвященные главным образом 95-летию образования его родимого. 95 лет – странная дата. Как бы, и ни туда, и ни сюда. Подождать еще 5 лет – невыполнимая задача. Есть бабло и есть, соответственно, неискоренимое желание его распилить между собой.

И ах да, чуть не забыл. Именно в этом году вся культурная общественность собиралась в тихом семейном кругу справить торжества, посвященные 150-летию 2 ректора ТНУ – Вернадского. Он был ректором в период с 1920 по 1921 год. Такое событие тоже следовало отметить должным образом, и 2 праздника объединили в один. Опять же, так и бабло пилить удобней.

Насколько мне было известно, в ТНУ планировали поставить памятник этому самому дядьке, автору учения о ноосфере. Но вот ведь какая закавыка – в ТНУ уже стоял один памятник. Не Вернадскому, нет. Это была монументальная волосатая голова, которая когда-то принадлежала славному красному командарму Фрунзе.

Насколько было известно, оба памятника должны были уживаться вместе.

Хорошо, что хоть не рядом.

Я решил оказать своему университету небольшую «услугу».

Я решил написать одну небольшую статью (в несколько раз меньше этой), в которой красочно обрисовал такое щекотливое положение с памятниками.
Привожу здесь полностью и без сокращений этот весьма непривычный для меня пример «эпистолярного мастерства».

Кстати, это первая моя статья на украинском языке.

"Непорозуміння"

«Якщо ми опинимося в Таврійському Национальному Університеті імені В. І. Вернадського, то прямо навпроти центрального входу побачимо "скромний" постамент з волохатою головою. Якщо ж ми звернемося до когось з питанням, який добрій людині ця голова належала, то не сподівайтеся почути у відповідь, що це - пам'ятник батькові-засновнику університету. Від молоді ми взагалі нічого не почуємо - вона відрізняється незрозумілою байдужістю до історії свого університету і взагалі своїх коренів. Зате місцеві "старожили", які відпрацювали в цьому університеті вже не один десяток років, дадуть нам точну відповідь - це пам'ятник М. В. Фрунзе.

Дивно! Зазвичай в усіх університетах, що поважають себе, чия історія налічує вже не одно десятиліття(а вже тим більше в класичних університетах країни, яких в нашій країні, нагадаю, 10) таким чином увічнюють творців цього закладу, вчених, різних діячів, які свого часу вийшли із стін цій alma mater. Але тут зовсім інший випадок.

***

Хто такий Фрунзе? Якщо ми звернемося за короткою біографічною довідкою у будь-який довідник або енциклопедію радянської епохи, то побачимо на їх сторінках героїчний портрет "пламеннаго барца" з царизмом, білогвардійцями, поляками, та іншими ворогами радянської влади на зорі її становлення. Усе життя на "алтар ревалюции" і не копійкою менше. Очікувано, чи не так? Нинішні джерела відповідають ввічливим мовчанням із цього приводу. Вікіпедія говорить, що це один з видатних радянських військових теоретиків початку 20-х років. Це цілком логічно, враховуючи той факт, що знайти себе в житті рубаці на будь-якому іншому терені, окрім пов'язаного з військовим ремеслом, буде як мінімум складно.

Візьмемо за віру той факт, що такі шановані джерела брехати не люблять, а якщо їм і доводиться зрідка зловживати цим, то роблять вони це украй неохоче. Але ні в одному джерелі по краєзнавству Криму немає інформації на той рахунок, що коли-небудь, за усі 92 роки існування Таврійського нацинального університету, у його стінах існувала військова кафедра або хоч що-небудь що її віддалено нагадує.

***

Сподіваюся, що читач не відмовиться розширити свій кругозір деякими цікавими фактами з історії утворення одного з самих шанованих учбових закладів нашої країни. Автор цієї статті в написанні енциклопедичних таорів ніколи раніше помічений не був, тому нехай він буде пробаченим за свій не зовсім академічний стиль оповідання.

На дворі - 1920 рік. Крим. У губернському місті Сімферополі - справжній бедлам, причина якому - наступ більшовіків. Північніше Сімферополя, за 150 кілометрів від нього, тримають оборону війська Врангеля - останні залишки царської армії, деякі іноземні війська, добровольці різних мастей. Сімферополь же є карікатурою стародавнього Вавілону. Тут зібралася безліч незайнятих у військовій справі людей, купа пройдисвітів, які завжди з'являються в місцях, положення яких близько до стихийного лиха.

А ще тут багато інтелігенції. Компанія ця разношерстна, з'їхалися розумники з усієї імперії. Не для якого-небудь наукового симпозіуму, а для того, щоб дуже скоро втікти. Чим була небезпечна інтелігенція того часу? Невдоволенням. Науковому прошарку усіх часів взагалі властиве бажання змін, прогресу, правда, частенько воно, це бажання, виражається у формулі "пусть за акном стреляют, лиш би дома масло било". У 1920 році в Сімферополі з цим продуктом(рівно, як і з багатьма іншими) були труднощі. Невдоволена інтелігенція в таких умовах небезпечніше в рази. Починаються різні "брожжения" уявних стратегів, починають плодитися всякі змови. На хвилинку поставимо себе на місце генерала Врангеля. З одного боку йому доводиться битися проти величезного колличества більшовиків, чиї війська перевищують колличество військ Врангеля в 3 рази. Міцний тил в таких умовах - необхідність. Але щось потрібно робити з цими розумниками...

Одним з проводирів цього різноманітного наукового і навколонаукового наброду був В. И. Вернадський. Він домагається аудієнції у Врангеля, барвисто змальовує йому тяжке положення цієї общини і заручається його підтримкою.

Приблизно тоді ж було прийнято і рішення узяти Університет під своє крило. Вернадський через деякий час стає його ректором. Це був учбовий заклад лише з 6 учбовими групами, але незважаючи на таку малу кількість учнів, було непогане фінансування. Врангелю було вигідніше тримати усю інтелігенцію під одним ковпаком, ніж дозволити їй розбігтися по усьому Криму та займатися однією з найулюбленіших справ - розводити паніку.

Але в листопаді 1920 року прийшли червоні. О будь-якій науковій діяльністі в умовах постійних арештів і облав не могло бути і мови. Вернадський був вимушений поїхати, а частина професури, що залишилася, швиденько перекинулася на сторону червоної влади. Прихід червоних якоюсь мірою послужив університету гарну службу - до цього часу у ньому було декілька політичних угрупувань (студентських), що ворогували між собою, і тому поява людей з маузерами в руках швидко внесла ясність і навіть деяку "апределенность" в стосунки студентів.

Політика більшовиків на "своіх" землях цілком зрозуміла: все, що мало хоч якусь цінність, повинно було негайно експроприїроватися на благо "рабочих и крестьян". Свого-то нічого не було. Залишки автомобільного парку були розділені між деякими новими хазяями життя із швидкістю світла. Царські виноградники були вирубані, як символ "жиробесовства". У радянській історіографії дуже любили мусирувати ту обставину, що майже усі дворянські садиби і царські палаци були дивовижним помахом руки перетворені на народні здравниці. Так, була справа. Але не всі. А так, відсотків 20. Деякі розкішні палацові ансамблі і зовсім були перетворені на стайні для конячек 51-ої кінної армії того самого Фрунзе.

На хвилі увічнення встановлення своєї влади, Університет був названий ім'ям того " ліхога камандарма".

***

..1925 рік. Червоні командарми в траурі - Фрунзе помер. Помер не так, як хотілося б червоній пропаганді - не від ворожої шаблі і не від прямого влучення снарядом. До невдоволення партійних бонз, смерть Фрунзе взагалі не героїчна - від лікарської помилки. Додали забагато наркозу. Лікували від туберкульоза. У нього і раніше були слабкі легені(та і паління сприяло цьому), але зараз ця хвороба уклала його в ліжко. Та і часу/засобів на гідний курс лікування бракувало. Тепер же часу було навалом(ну не рахувати ж декілька лекцій в році на військовій кафедрі в Москві гідним зайняттям для "істиннава камандарма"?), і тому Фрунзе вирішив грунтовно зайнятися здоров'ям. Вирішив зробити операцію. Це не друкарська помилка автора - саме, що вирішив зробити. У своєму рішенні ця людина була непохитною. Лікарі були проти. Але хто зможе протистояти красномовству переможця белополяков і Врангеля? Фрунзе постійно писав листи своїй дружині, скаржився на нерішучість лікарів, писав, що дуже чекає рішення консиліуму. Із-за тиску згори консиліум лікарів прийняв рішення - операція.
Організм червоного теоретика боровся проти хлорного наркозу з такою завзятістю, що знадобилася ще одна доза. Після неї у організму вже бракувало сил боротися з чим-небудь взагалі, і камандарм заснув вічним сном.

***

Пройшло понад 50 років. У Криму помпезно відмічають 50-річчя вигнання білогвардійців з території півострову. У масовому порядку на стіни усіх будинків, які 50 років тому хоч якимсь боком мали відношення до тіх знаменний подій, поміщаються пам'ятні таблички. Іноді доходило і до абсурду. У Джанкої, приміром, будівлю вокзалу "прикрашає" табличка з приблизно
наступним текстом-посланням нещасним нащадкам:
"..Здесь, из СТАРОГО (разрядка авт.-прим.) здания вокзала, такого-то числа 1920 года, М.В. Фрунзе была отправлена телеграмма В.И. Ленину об успешном изгнании остатков белогвардейцев из Крыма и окончании Гражданской войны."
Особисто я не відразу зрозумів сенс цього послання. Довелося читати ще 2 рази. Було незрозуміло. І із-за словесної рекурсії("на цьому місці, але в старій будівлі, Фрунзе, або його ординарцями, була послана телеграма, в якій..") та через усвідомлення простої істини - з втратами на зразок половини армії чиїсь "залишки" не вибивають.

***

Проходять роки. Стіни ТНУ покинуло вже не одно покоління."Випускна" фотографія на згадку біля центрального корпуса та цієї потворної споруди - щось накшталт традиції. Але, зрозумійте мене правильно - особисто мені було б неприємно мати у своєму архіві фотографію, де поверх голів моїх викладачів і одногрупників, прямо в об'єктив дивляться бетонні баньки цієї червоної потвори.

Ця стаття - не забаганка людини, яка із своїх культурних точек зору не хоче мати у своєму "уютненьком альбомчике" таку "негарну" фотографію з негарним бетонним створенням. Ні. Але я, як тисячі свідомих молодих українців вважаю неприпустимими присутність такого "шедевра" в моєму університеті. Хто знає, можливо через декілька років влада захоче поставити там пам'ятник Леніну? А що, буде повний ансамбль!

До таких речей не можна проявляти добросердя, терпимість. У цій ситуації - вони як дві краплі води схожі на байдужість. А байдужість - вбиває.»


Статья была готова к утру понедельника, 8 апреля.
Забавное дело – 7 числа «Динамо» бодалось с кротами, а я – наверное, тоже с кротами.

В понедельник у нас была всего лишь одна пара.
Все было спокойно. Нас собралось всего 5 человек, преподаватель ограничился небольшой лекцией, и через полчаса мы уже были свободны.
А у меня в кармане лежала флэшка со статьей.
Сразу после пары я позвонил по одному номеру, и договорился о своей статье.
Еще через час я ее послал по указанному мне электронному адресу.

Я чувствовал себя намного спокойней, чем в предыдущие дни.
Я сделал свой выбор.
Теперь даже если со мной что-то случится, бронь – имеется.
Живым сдаваться я не собирался.

***
Остаток недели прошел относительно спокойно.
Даже в университете.
Да, имели место быть некоторые мелкие провокации, но я старался не подавать виду.
Недолго, суки, осталось.
А потом был четверг.
Это был уже предпоследний день сессии.
После двух пар я отправился в главный корпус. В библиотеку. От того, что я увидел во дворе корпуса – бы готов прыгать от радости

Памятник сносили!

К своему огорчению, я не застал того момента, когда голову Фрунзе снимали с постамента. Он уже был пустым. Но момент с погрузкой головы в кузов грузовика и одевания ему на голову веревки, мне понравился.


***
Это была победа. Моя победа. Оставался еще один день сессии последний.
Было бы глупо не прийти.
Конечно, преподавательский состав был каким-то озлобленным, что ли.
Но это была уже бессильная злость. Злость проигравших лузеров.
Один препод начал прямо на паре громко обсуждать дело Павличенко.
Говорил, что это все провокации СБУ, и что на самом деле – для организации таких «митингов» (цитата) нужны огромнейшие средства, которых у голодранцев-фанатов конечно, же нет.
Он жаловался, что половина города залеплена надписями «Свободу Павличенко». Говорил, что все эти мероприятия требуют огромных денежных вливаний.
Я сидел в динамовской футболке и трясся от беззвучного хохота.

Он говорит:
-Вы находите это смешным? Вы разве не видите, что творится на улицах?
-Вижу. И мне это нравится.

Он как-то с презрением посмотрел на меня и объявил перерыв.

Сессия закончилась.

***
Небольшая приписка.

Если то, что я делаю, вызывает такие волнения в стенах одного достопочтенного заведения, если оно провоцирует целую волну прессинга, если в будущем дело дойдет даже до кровопролития, - у меня не остается никакого другого выбора, кроме как продолжать.

Я располагаю массой компрометирующих материалов. Я также могу их грамотно подать. Это не пустое бренчание доспехами. Я знаю имена людей, которые берут взятки, знаю людей, за которыми водятся другие подобные грешки. Я не остановлюсь на достигнутом, и поверьте на слово, мне ничего не стоит обратиться в соответствующие органы. Сдавать я умею.

Я буду продолжать придавать огласке подобные материалы. Против такого беспредела (просто произволом назвать все это язык не поворачивается) можно бороться. И пусть о нем знает как можно больше людей.

В случае какой-либо серьезной опасности я не остановлюсь перед применением насилия. Если меня хоть кто-нибудь будет караулить возле подъезда, поджидать в каком-либо темном переулке – я буду защищаться. Защищаться я умею. И моя самооборона будет носить самый жуткий характер. Самооборона разрешена нашим законодательством.

А мотивы для таковой – у меня имеются.

Я считаю, что о таких вещах нельзя молчать – вот, пожалуйста, я о них рассказываю.

Не я эту войну начал, но я ее выиграю.


Вернуться к началу
Не в сети Профиль Cпасибо сказано 
 

_________________
– Что такое оптимизм? – спросил Какамбо.
– Увы, – сказал Кандид, – это страсть утверждать, что все хорошо, когда в действительности все плохо.
 Re: Как меня пытались отчислить
Сообщение Добавлено: 28 апр 2013, 13:39 
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 08 дек 2008, 13:56
Сообщений : 8210
Откуда: Черкаси
Пол: Мужской
Любимый игрок: Чибурданідзе
Дякую за статтю! Гарний стиль! Якщо обираєш такий шлях - будь готовий до складнощів. Слідкували точно не з універу. Мета - вивести з рівноваги, залякати. Якби для з"ясування чогось - ти б не помітив. Та і ходити зараз не треба. Ти сам платиш за шпигуна і носиш його у кармані. Те, що озвучив тут - правильно. Чим більша огласка - тим краще.


Вернуться к началу
Не в сети Профиль Cпасибо сказано 
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  



Начать новую тему Эта тема закрыта, вы не можете редактировать и оставлять сообщения в ней.  [ Сообщений: 2 ] 




Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Hosted by Getbb.Ru
Design by Gold
© 2008-2017 Форум Динамо Киев